22:10 

Гаделоки
Богиня мести. Глава 1
Название: Богиня мести
Автор: Рэн Дракула
Бета: Пишу я хрень. Так что без мата
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Ж, М, боги, люди
Рейтинг: NC21
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фэнтези, Даркфик, Мифические существа
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Кинк
Размер: Макси

Описание:
Ужасный мир будущего. Совершенно не такой, каким мы его хотим видеть. Мир, где жестокость и сексизм - это обычное явление, поощряемое главами Государства. Добро пожаловать в средневековье двадцать первого века! Да возобновятся гонения на еретиков, гомосексуалов, колдунов и язычников! Сейчас это лишь война людей. Но грядёт другая война. Решающая битва между древними богами и новым богом, позволившем миру окунуться в средневековый Апокалипсис!

Глава первая. Начало Тёмного века

Знаки Луны грозят нам бедой
Стрелы поют об одном
Выбор жесток — крещение водой
Или крещение огнем!

Древние рощи веками молчат
В мире, крещённом огнём.
Ария — Крещение огнём

Проданный мир за пустые гроши неизвестно кому:
Может быть Богу, а может быть Чёрту как плата ему.
Ведь толпы святош поглотили страну и решают судьбу,
Всех тех, кто не с нами, а с верой в свободу им сгинуть в аду.
Андем — Праведники света


Рука неуверенно отодвинула штору. Время близилось к вечеру, и Ева искренне радовалась, что сможет хоть немного подышать свежим воздухом без посторонних глаз. Воровато оглянувшись на дверь комнаты, и увидев задвинутую щеколду, женщина вздохнула с облегчением. Маленькое чудовище не сможет забежать к ней. Не побеспокоит и уж тем более не испортит настроение своим поведением, своими криками. Никто не посмеет прийти к ней в дом так поздно.
Монахиня Ольга ушла всего час назад.
Ева выключает свет в комнате. Достаёт из-за шкафа спрятанную пачку сигарет, которую она бережно хранит на случай, если нервы совсем не выдержат. Едкий дым больше не приносит того облегчения, что когда-то. Он сильно жжёт горло и лёгкие. Заставляет болезненно кашлять и проклинать всё на свете. На глаза наворачиваются слёзы.
Спрятавшись за штору и осторожно выпуская едкий дым, женщина обводит потерянным взглядом пустой двор.
Сейчас 2047 год. Тридцать лет назад люди свято верили, что живут в век технологий. Что это пик современности.
Они ошибались. Все люди ошибаются.
Всё началось с малого. Когда-то Россия была могущественной страной. С ней считались и уважали другие крупные мировые державы. Но со временем народ страны стал деградировать. Устраивая войны с соседями, портя отношения с другими странами и притесняя интересы мирных жителей. Правящие лидеры устраивали войны, разжигая ненависть среди людей, чтобы захватить кусок чужой земли, да побольше, и твердя, что они правы. А вслед за этим Церковь стала захватывать некогда процветающую страну. Люди не обратили внимания, как государство и Церковь объединились. Не предали значения, когда РПЦ стали везде толкать своё мировоззрение.
Сначала они внедрялись в учебные заведения, рассказывая детям о религии. Вбивали в детские неокрепшие умы, что единственным правильным учением является именно христианство. Никто не предал этому значения, хоть и были те, кто фыркал и говорил, что это лишнее. Но разве найдутся люди, которые в открытую скажут, что это неправильно навязывать свои взгляды в либеральной стране, где есть свобода слова, свобода выбора и вероисповедания? Нет, тогда таких людей не было. Никому это не было нужно.
Дальше было больше. Хотели запретить аборты, контрацепцию и запретить женщинам, не рожавшим детей, получать образование. Всё это было лишь толчком для того, чтобы человечество вновь окунулось в средневековье.
Двадцать лет назад Церковь негласно стояла во главе государства. Но опять же все только побурчали, что это неправильно смешивать церковь и государство.
Пятнадцать лет назад Россия оградилась от всего мира. Закрыла границы, никого не впуская и не выпуская. Сама Ева смутно помнит тот момент, когда жизнь в России стала невыносима.
Высокие цены на продукты питания, маленькая зарплата и постоянные митинги. Но всё это ерунда по сравнению с тем, что произошло десять лет назад.
— Средневековье в двадцать первом веке, — нервно усмехнулась женщина, облизав пересохшие губы.

***

— Как всё прошло? — Марина приветливо улыбнулась коллеге, протягивая ей стакан черного кофе. — Покупатели довольны?
— Светятся от счастья, — честно ответила молодая женщина, с благодарностью приняв бодрящий напиток. — Знаешь, главное всё правильно подать.
Она потянулась, хрустнув затёкшими суставами. Хоть Ева и работает риелтором в одной из успешных фирм недвижимости, на частный автомобиль она не заработала. Так что приходится временами трястись в общественном транспорте, постоянно в положении стоя и на каблуках, ибо мест для таких как она нет. Все места в транспорте предназначены для беременных, женщин с детьми, инвалидов и пожилых. Остальные должны либо стоять всю дорогу, либо ходить пешком.
— Если повезёт, то в этом месяце мы получим премию, — мечтательно протянула Марина, убирая со лба выбившуюся из хвоста прядь русых волос. - Ах, я как раз хотела немного отложить на новую квартиру.
— Всё еще копишь?
- Ага. Сама понимаешь, что квартиры сейчас все на вес золота. Проще купить какую-нибудь халупу в деревне рядом со свинофермой.
— Сейчас всё дорогое, — пожала плечами Ева, допивая кофе. - Увы, ничего не поделаешь. Время сейчас такое. Всё не для людей.
Дверь в кабинет с грохотом ударилась о стену, из-за чего обе девушки подскочили и удивлённо посмотрели на ворвавшуюся коллегу.
— Ты чего так врываешься, Ирка?! — тут же налетела на брюнетку Марина.
— Вы должны это слышать, — тревожным голосом сообщила Ирина.
Девушки лишь переглянулись и последовали за ней. Пройдя в соседний кабинет, где находилось место секретаря, они дружно уставились на телевизор. Ира сделала звук погромче. Судя по её бледности и испугу, можно предположить, что по ящику показывают нечто ужасное.
В кресле ведущего сидел мужчина, одетый в строгий костюм. На шее поверх галстука красовался золотой крестик на цепочке.
— А теперь к главным новостям, — сообщил он, проверив бумаги перед собой. — На днях патриарх Московский и Всея Руси Алексий Третий заявил, чтобы народ русский возрадовался. Россия возвращается к истокам. Как сообщил Алексий Третий, теперь жизнь кардинально изменится. Обязательной религией России по-прежнему будет считаться христианство. По его словам православие и католицизм мало чем отливаются друг от друга, в чем собственно он прав. Наряду с этим было сказано, что законы претерпят глобальные перемены. Некоторые газеты уже окрестили эту новостью как «Возвращение в средневековье» или «Началом Тёмного века». Свод законов будет усовершенствован и вынесен на всеобщее обозрение. Служители католических и православных церквей уже дали своё согласие на это.
— И что всё это значит? — нервно сглотнула Марина, осторожно опускаясь в кресло перед телевизором.
— Кстати, именно сейчас мы можем зачитать несколько законов, которые теперь будут соблюдаться по всей России, — с улыбкой на губах сообщил диктор. — Аборты теперь навсегда под запретом. Так же как и противозачаточные и различные травки, способные спровоцировать прерывание беременности. Женщина не имеет права отказаться от своего ребёнка в роддоме. Все семьи обязаны посещать церковь по воскресеньям, поститься и креститься. А так же…
— Правильно сказали, «Тёмный век», — угрюмо вздохнула Ева, скрестив руки на груди. — Всё ведь и шло к этому. Но никто не предавал значения тому, что творило РПЦ.
— Может всё не так страшно? — с надеждой в голосе спросила Ира, дрожа от страха. — Может, они просто так шутят? Может сегодня первое апреля и они…
— Сегодня не первое апреля, Ир, — категорично перебила её рыжеволосая коллега.
— Зря панику разводите, — фыркнула Марина. — Ничего в этом страшного нет. Если честно, то я поддерживаю закон о запрете абортов. Это же убийство живого существа!
— А что же делать тем, кого изнасилуют? — осторожно спросила брюнетка. — Думаешь, что им легко будет жить с ребёнком от насильника?
— Ничего, проживут, — продолжала фыркать русоволосая.
— Но так нельзя!
— Женщина создана для того, чтобы рожать!
— Тише, обе! — повысила голос Ева, нервно теребя прядь волнистых ярко-рыжих волос.
— Алексий Третий так же сообщил, что хочет восстановить семейные ценности, которых придерживались наши предки, — как ни в чем не бывало говорил диктор.
Если бы Ева знала, в какое время родилась, и что при ней будет происходить такое, то не пожелала бы больше жить на этом свете.

***

Женщина вздрогнула от шороха за дверью. В зале горел свет. Она была практически уверена, что это Ромка снова лазает по шкафам в поисках конфет.
Не обращая больше на это внимания, она ударилась в воспоминания. Сообщение о запрете абортов не было такой уж и новостью. Все ожидали этого, готовились к подобному. Но то, что произошло потом, стало ударом для многих женщин.

***

Навязывание религии происходило более двадцати лет. Причем навязывалось оно не только церковниками, но и молодыми родителями.
Практически на следующий день все аптеки по стране резко опустели. Как оказалось, даже безобидные болеутоляющие могли вызвать выкидыш. Средств контрацепции больше не наблюдалось. Христиане свято уверены, что каждый секс должен заканчиваться зачатием.
Свод следующих законов был процитирован на телевидение и развешан на досках объявлений по всем городам России. От его прочтения у многих шевелились волосы на затылке.
«Согласно решению патриарха Московского и Всея Руси Алексия Третьего с 03.08.2037 года в силу вступают следующие законы…»
Люди читали и ужасались. Особенно женщины.
Аборты запрещены. Отныне ни одна женщина не могла прервать нежелательную беременность. Так же она лишилась права на получение образования выше четырёх классов начальной школы. Женщина автоматом лишалась всех прав и теперь её заботой должны были являться только подчинение отцу, а впоследствии мужу, рождение детей и забота о семье. Термина как «домашнее насилие» больше не существовало, что давало мужчинам полное право избивать и издеваться над своими женщинами безнаказанно. Женщина не имеет права выбирать будущего мужа. Его ей должны выбирать теперь родители и девушкам остаётся лишь смириться со своей участью. Но так же для некоторых женщин будет считаться почетным, если они станут монахинями, дав обед бедности, целомудрия и послушания. Слишком многое теперь запрещалось женщинам.
Мужчинам же было дозволено гораздо больше. Теперь они безоговорочно становились главными в семье и были всегда правы. По новым законам незамужние женщины должны жить с родителями до своего замужества.
Ева с коллегами читала перечень новых законов, с трудом сдерживаясь, чтобы не психануть.
Атеистов больше не будет в этой некогда свободной стране. Почему? Предложение о суициде для них поступало еще в далёком 2015-м году, но было отвергнуто. Теперь же всё иначе. Теперь каждый заподозренный в ереси и отрицании существования Бога будет доставлен в определённое место, где позже ему не останется ничего, как покончить с собой. По предписанию, которое значилось скорее как объяснение, почему так жестоко поступают с теми, кто не разделяет взглядом христиан, написано просто: у атеистов нет души, следовательно, им нечего бояться после греховного самоубийства.
- Как?! — вскрикнула Ира, дочитав до следующей строчки. — Они собираются сжигать на кострах людей уличенных в колдовстве и язычестве? Как это вообще возможно?!
— Легко и просто, — пожала плечами Марина. — Псевдо-колдунов в нашей стране хватает, а вот язычники… Временами их сложно отличить от атеистов.
— Девочки, не нагнетайте атмосферу, — тихо попросила Ева, продолжая вчитываться в перечень законов. Разумеется, потом он будет дополнен и в него будут внесены более существенные поправки и корректировки.
Пункт о гомосексуальных отношениях так же ужасен, как и предыдущие. Теперь люди, уличенные или только подозреваемые в гомосексуальных связях со своим полом, не имеют права на жизнь. Для них предусмотрена смертная казнь, как и для колдунов и язычников.
Ира теперь рыдала, перечитывая новые законы. Марина ухмылялась, говоря, что ничего в этом страшного нет. А Ева молчала. Просто молчала и ничего не говорила. Что теперь она могла сказать, кроме того, что для женщин наступили очень трудные времена, как и для других людей, которые не согласны с такими законами. Увы, таких людей осталось совсем немного.
— Надеюсь, что мы умрём раньше, чем весь этот ужас будет происходить на наших глазах, — с плохо скрываемой дрожью в голосе проговорила Ева, закуривая сигарету.
— Не умрём, — поджала губу Марина, зачитывая последнюю строчку мелким шрифтом. — «Среди гомосексуалов, атеистов и язычников в живых останутся лишь женщины. Им дано будет право принять христианство и уверовать в Бога единого, а так же познать радость материнства с тем мужчиной, которого для них выберет Церковь».
Ева застонала, ударив кулаком по столу.
— И что же нам теперь делать? — она обвела коллег глазами. — Надеюсь, что с работы нас не попрут из-за дурацких законов.
— Меня сейчас куда больше волнует, чтобы родители мне выбрали успешного и красивого мужа, — честно признаётся Марина. Неисправимая христианка, живущая в современном обществе и радовавшаяся всем благам цивилизации, теперь радуется возвращению в средние века. Ева смотрела на неё с осуждением, хоть и понимала, что это ничего не изменит. Ира уже рыдает. У неё истерика.
Её Ева прекрасно понимает. В детстве они были соседками. Родились и выросли в одном из пригородов вблизи Москвы. Их семьи были одинаково религиозны и обе девочки часто страдали от этого. Но если Ева всё держала в себе и стойко сносила все побои, крики и угрозы, то Ира так не могла. От одного упоминания о том, что связано с её матерью, девушку начинало трясти, бить озноб, а после и вовсе она рыдала, впадая в истерику.
Рыжеволосая подошла к брюнетке и крепко обняла её за плечи. Она хотела сказать, что всё будет хорошо, но не могла. Сейчас любые слова утешения были похожи на ложь.
Возвращаясь с работы, Ева видела заплаканных женщин, девушек и девочек. Видела парней, которые шли, держась за руки, и не сдерживали своих слёз.
А утром по новостям передали о серии самоубийств, пронесшихся по стране. Кто-то застрелился, кто-то вскрыл себе вены или просто повесился. Однополые парочки вместе прыгали с крыши или наглатывались таблеток, чтобы уснуть и больше никогда не просыпаться.
Ближе к обеду Ева сама стала свидетельницей такого ужаса. На крыше девятиэтажки стояла группа людей. Они дружно держались за руки, переглядывались, а затем сделали шаг вниз. Свидетели этого ужаса вскрикивали, крестились и говорили всем известное «бес попутал».
Другие недовольные, кто не хотел кончать жизнь самоубийством, и отказывались подчиняться таким законам, выходили на улицы города с акцией протеста. Взрослые мужчины и женщины, подростки, не желающие такой жизни. Их расстреливали без разбора и причины. Просто приезжали стражи порядка и расстреливали, а некоторых избивали до смерти.
Весь этот ужас с массовыми самоубийствами, убийствами демонстрантов и нарушающих законы, длился два года. Два года по улицам города лежали трупы. Два года шло насильственное крещение еретиков и язычников. Ева была свидетелем всего этого. Из-за того, что в стране царил такой беспорядок, женщинами никто не занимался, и они продолжали спокойно работать на своих местах, временами подумывая о том, что самоубийство это не такой уж и грех, а некоторые наивно полагали, что всё это ерунда и скоро всё будет как и прежде. Ложные надежды не оправдались.
Пожилые и молодые родители забирали своих дочерей, запирали их в родительском доме. Такие девушки сразу становились заложниками в отчих домах. Они становились лишь тенью себя прежних.

***

Затушив сигарету, женщина открыла окно пошире, впуская прохладный воздух в комнату. Тёмные одежды скрывали исхудавшее тело. В свои тридцать четыре года Ева больше не была той красивой женщиной, которой восхищались многие. Нервы, стрессы, депрессии, роды и страдания сделали её той самой тенью, в которую она всегда боялась превратиться.
Обхватив себя руками, она отрешенно смотрела перед собой. Больше ничего не имело смысла в её жизни. Ничто не радовало.
Прикрыв глаза, Ева попыталась вспомнить своё детство. Она часто так сидела, пытаясь вспомнить хоть что-то хорошее из него. Увы, в нём было так мало хорошего и светлого.

@темы: от Гадеса, Богиня мести

URL
   

Темная тетрадь Гаделоки

главная