Гаделоки
Название: Судьбы богов
Автор: Рэн Дракула
Бета: **Локи**
Фэндом: Тор, Мифология, Старшая Эдда
Пэйринг: Тор/Локи, Локи/ОМП, Гадес/Лофт
Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Даркфик, AU, Мифические существа
Предупреждение: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, Инцест, Нецензурная лексика, Групповой секс, ОМП, Кинк, Мужская беременность, Секс с использованием посторонних предметов, Зоофилия
Размер: Макси

Описание: - Есть Книга Судьбы. В ней записано всё, что было, есть и будет. Тот, кто владеет этой книгой, тот владеет Судьбами миров.
- И что мне с этой книги?
- С помощью Книги ты сможешь изменить всё! Достаточно лишь переписать Её и Судьбы многих смертных и богов будут изменены. Достаточно написать лишь одно предложение, чтобы избежать всего этого. Разве ты не хочешь изменить свою судьбу, Тор? Разве ты не хочешь жить новой жизнью? Разве ты не хочешь видеть подле себя Локи?
Книга 1. Часть 2. Шепот прошлого. Глава 12. Жизнь за тебя...

Together in all these memories
I see your smile.
All the memories I hold dear
Darling, you know I will love you
Until the end of time...

Во всех воспоминаниях мы вместе
И я вижу твою улыбку -
Эти воспоминания самые дорогие для меня.
Родной, знаешь, я буду любить тебя
До конца времён...

Within Temptation - Memories



- Нет! - он проснулся в холодном поту, дрожа всем телом. С застывшим ужасом в глазах, он смотрел перед собой, пытаясь перевести дыхание. Потребовалось несколько минут, чтобы осознать, где он находится.
- Локи?
Обеспокоенный голос жреца заставляет повернуть голову в его сторону. Лицо Стаса выражает беспокойство. Но почему-то внезапно трикстера охватывает ярость. Он сталкивает жреца с кровати на пол, зло полыхая изумрудами глаз.
- Убирайся! - кричит он, указывая смертному на дверь. - Видеть тебя не желаю! И больше не смей мне на глаза попадаться!
- Ладно-ладно, - нахмурился Стас. Спешно надев одежду, он забрал свою подушку и направился к двери, но почему-то там задержался. - Знаешь, если бы ты хоть немного попытался...
- Вон! - в смертного полетел пустой графин из-под вина.
Как только за ним закрылась дверь, Локи опустил голову на подушку. Давно ему не снился этот сон. Ночной кошмар, который преследует его вот уже вторую тысячу лет. Раньше он часто снился Локи, когда тот был прикован к скале. Но после освобождения - это было первым разом. Страшный сон, заставляющий вспоминать тот ужасный день, ту боль и вину...

***


- Говорят, что боги бессмертны, но это не так. Мы тоже можем умереть. Достаточно нас убить оружием, выкованным богами, или чтобы смертные перестали в нас верить. Вера смертных хрупка и всего одно происшествие может заставить их забыть нас. Всего одно событие может убить богов.
- Что-то ты слишком часто говоришь о смерти, мой дорогой Гадес, - Локи не нравились эти разговоры о смерти. - Я понимаю, что у тебя такая работа, но надо хоть немного отвлекаться от неё.
- Я просто задумался, - бог мёртвых улыбнулся, как ни в чем не бывало, коснувшись рукой огненно-рыжих прядей северного бога. Ему нравились эти немного жесткие и совершенно прямые волосы. Нравилось в них зарываться перед и после сна. А еще ему нравились эти змеиные глаза, которые вместо яда и лукавства источали радость и любовь. Об этом мечтал Гадес с тех пор, как впервые увидел маленького трикстера.
- Думай о чем-нибудь нормальном, а не о смерти, - хмурился тот, строго глядя на тёмного бога.
- Прости, - тёплая улыбка тронула пухлые губы. - Больше не буду. Я же не только о смерти думаю, хоть о другом и не приходится думать с моей работой.
- А о чем же еще? - бог огня шел впереди.
- О нашей скорой прогулке по миру смертных. Я уже приказал подготовить мою колесницу и запрячь в неё моих жеребцов. Нужно убедиться, что мои подданные всё правильно делают. Знаешь, иногда бывает такое, что Гипсон кого-то не усыпил или пропустил по не внимательности, или Танатос наоборот забрал в Аид слишком много душ, или Керы опять переборщили с кровью.
- О! - только и выдал рыжеволосый. После прихода Персефоны Локи заметил, что Гадес стал немного другим. Он стал более настороженным, встревоженным и чем-то напуганным. Он даже велел своим безликим теням сообщать ему немедленно, если кто-то кроме душ попадёт в Царство мёртвых. А еще он почему-то целыми днями находился в своём кабинете, запираясь на засов. Трикстеру казалось, что тёмный бог чего-то не договаривает, но стоило ему только начать спрашивать, как Гадес тут же затыкал ему рот поцелуем, и северянин очень скоро обо всем забывал, погружаясь в удовольствие.
Возможно, что бога Подземного царства просто сильно заботила его работа, вот он и погружался в думы о смерти. А может всё дело было в том, что приближалась осень? Гадес говорил, что любит осень.
- Снова весь в делах, да заботах, - украдкой вздохнул северный бог. – Может, потом поработаешь?
- А с чего ты решил, что я только из-за работы отправляюсь с тобой в мир смертных? - хитро сверкнул глазами бог мёртвых. - Глупый. Я хочу погулять с тобой, свежим воздухом...
Он так и не договорил. Нахмурился, посмотрев в сторону, где находился выход из Царства мёртвых. Локи проследил его встревоженный взгляд и заметил, что к ним кто-то приближается. Этот кто-то летел изо всех сил.
- Гадес! - кричал летящий им навстречу юноша. Он едва не врезался в тёмного бога. - Гадес!
- Чего тебе, Гермес? - видно было, что брюнет не очень-то рад визиту посланника богов.
- Я прилетел передать послание Зевса! - тут же отозвался юноша, не замечая, что ему не рады. - Зевс велел, чтобы ты немедленно явился к нему. И как можно скорее, иначе пеняй на себя. И еще...
Он приблизился к тёмному богу и что-то очень быстро зашептал на ухо. Локи с интересом наблюдал, как меняется в лице его любимый. Глаза вспыхнули ненавистью и злобой, а волосы вспыхнули от гнева синим пламенем. Гермес отшатнулся, чтобы его ненароком не поджарили.
- Я сейчас буду, - сухо сказал бог мёртвых.
- Хорошо, - кивнул вестник богов и немедленно покинул Царство мёртвых.
- Так что там у них на Олимпе случилось? - Локи это не нравилось, и он нисколько не скрывал этого.
- Да очередное собрание богов, - Гадес выглядел таким поникшим и усталым, словно не спал несколько суток. Он приобнял любимого северного бога, уткнулся носом в его рыжие пряди, вдыхая такой родной и любимый запах. - Пойдём домой, мой любимый трикстер.
Локи согласно кивнул. Он недоверчиво смотрел на тёмного бога, который изо всех сил пытался скрыть свою тоску и боль. Он еще не догадывался, что он видит своего любимого бога в последний раз.
В замке их никто не встретил. Они молча добрались до спальни. Маленький Альсиэль мирно посапывал в кроватке. Локи сел на кровать, а Гадес подошел к сыну. Он осторожно коснулся его пухленьких щечек дрожащими пальцами, с трудом сдерживая слёзы, рвущиеся наружу. Малыш сквозь сон потянулся за лаской, довольно гукнул и принялся сосать пальчик. Бог мёртвых склонился над ним, что-то прошептал, продолжая его поглаживать по пухлым щечкам. Затем выпрямился, подошел к трикстеру и внезапно поцеловал. Локи ахнул от неожиданности, но с радостью поддался навстречу, позволяя тёмному богу целовать его, то с жаром и неистовостью, то нежно и медленно.
Гадес не переставал целовать долго. Он провёл руками по худощавым плечам трикстера, погладил по изящной бледной шее и тут же на шее бога огня сомкнулся ошейник. Глаза распахнулись от удивления. Бог мёртвых отстранился.
- Прости, но так нужно, - с грустью и болью в глазах сказал он, поглаживая его щеку. Рубиновые глаза были мокрыми от выступивших слёз.
- Что это значит? - не понимал Локи. Он попытался резко встать, но ему не позволили. Такое ощущение, словно ошейник прикован к цепи и она не даёт пошевелиться. - Гадес?
- Я делаю это ради твоего же блага, - правитель Аида отступил назад. - Я люблю тебя, мой прекрасный Лофт. Прощай...
- Ч-что? - Локи не понимал, что происходит, и ему не нравилось происходящее. - Объясни хотя бы, что происходит?
- Я не могу.
- Подожди! Куда ты...
- Я всегда буду с тобой... - тихий шепот, который заставляет бога огня начать вырываться. Гадес отворачивается, скрывая крупные слёзы, катящиеся по щекам. Он ушел, оставив трикстера.
Локи пытается воспользоваться магией, но ничего не выходит. Ошейник блокирует его силы. Не позволяет пошевелиться. А сердце бешено стучит, едва ли не разрываясь на куски от плохого предчувствия. Что всё это значит? Что говорил ему Гермес? Зачем нужно всё это? Всё это выглядело так, словно Гадес прощался с ним...
К горлу подступил ком от осознания простой истины. Тёмный бог прощался с ним, зная, что больше никогда не увидит. Трикстер зло шипел, дёргался и пытался снять злосчастный ошейник, горящий золотым светом. Но все попытки были тщетными. На крики никто не приходил. Удивительно, что Сиэль так и не проснулся. Маленький бог продолжал мирно посапывать в кроватке, посасывая пальчик.
Локи не знал, сколько именно прошло времени, но ему показалось, что уж больше вечности минуло, прежде чем ошейник обжег его шею.
Внезапно замок содрогнулся от сильного толчка. Раздался оглушительный крик Кер. Ошейник сам упал с его шеи, звякнув о пол. Сердце остановилось на несколько секунд. Не желая разбираться, что именно произошло, он поспешил найти Гадеса. К горлу подступал ком, перехватывая дыхание. В беспамятстве он нашел Гипсона и требовал, чтобы тот отправил его на Олимп. Бог вечного сна согласился, сохраняя скорбное выражение лица.
Он не помнил, как вышел из Аида, как добрался до Олимпа. Не помнил даже, как оказался перед златыми вратами и не помнил, когда отстал Гипсон. Он бежал со всех ног, не замечая никого и ничего вокруг, пока неожиданно его дорогу не загородил олимпиец с молнией в руке. Зевс громовержец загородил ему дорогу и теперь с презрением смотрел на чужеземного бога.
- Надо же, кто вышел из своей норы, - с издёвкой бросил он, почесывая свою белоснежную бороду.
- Где Гадес? - на одном духу спросил Локи.
- Ты так сильно хочешь его увидеть? - похоже, что громовержца это всё забавляло. - Хорошо. Приведите Гадеса!
Локи вздохнул с облегчением. Зря он переживал. Вот сейчас приведут его любимого тёмного бога, и они вместе уйдут домой, в Аид.
Но все мечты и надежды рухнули в один миг.
К нему вышли асгардцы. На руках они несли изувеченный и залитый кровью труп, бросили к ногам трикстера. Сердце Локи замерло. Дыхание перехватило, а на глаза выступили слёзы.
- Г-Гадес? - слова с трудом срываются с губ. Он падает на колени перед изуродованным телом. Стеклянные красные глаза, лишенные жизни, смотрят на него с застывшей болью. Черные волосы прилипли к лицу от крови, а тело всё усеяно рублеными ранами, словно какой-то мясник резал его любимое тело топором. Слёзы застилали глаза, мешали видеть. Дрожащими руками он осторожно обнял бездыханное тело, прижал к своей груди. Крик боли вырвался из его горла. Эхом разлетелся по всему Олимпу и мир содрогнулся. Он больше не мог сдерживаться и зарыдал в голос, тормоша тело любимого бога, надеясь, что тот еще сможет прийти в себя, надеясь, что в этом бездыханном теле еще осталась хоть какая-то частичка жизни.
Олимпийцы и асгардцы молча стояли рядом, не смея пока вмешаться. Зевс хмурился. Он не ожидал, что кто-то станет так горько оплакивать его брата.
Слёзы не заканчивались, но Локи не мог позволить себе оставить всё именно так. Он должен отомстить за смерть тёмного бога. Трикстер неохотно отпускает труп, резко вскакивает и кидается на Зевса с воплем. В его руке внезапно появляется клинок, но так и не успевает настигнуть цели. Руки и шею обвивают золотые цепи, которые тут же лишают его силы. Мощный рывок назад заставляет его упасть на спину.
- Прояви уважение к умершему, Локи!
Голос. Знакомый, ненавистный голос, заставляет еще больше взбеситься. Один!
- Это твоих рук дело, ублюдок! - зло шипит бог огня, пытаясь дёрнуться, но цепи не позволяют. Верховный бог скандинавского пантеона встал перед ним рядом с Зевсом, с удовольствием взирая на поверженного врага.
- Ты совершил слишком много зла, Локи, - спокойно заговорил он. - Ты бежал из Асгарда, лишь бы избежать своего наказания.
- А ты явился и убил не виновного бога! - зло заорал трикстер. - Я ненавижу тебя! Клянусь, вы все ответите за его смерть! Вы будите умирать в тысячу раз мучительней, чем он!
- Оставь свои пустые угрозы, идиот, - теперь вмешался Зевс. - Гадес сам виноват в своей смерти. Он укрывал тебя! Того, кто собирался уничтожить весь мир.
- Только из-за этого вы его убили с такой жестокостью?! - бог огня и лжи уже не замечал, что слёзы вновь побежали по его щекам.
- Не только, - покачал головой Один. - Он предложил свою жизнь в обмен за твою. Он предстал перед судом богов и принял на себя все твои погрешности. Это ты убил его, Локи!
- Н-нет... - трикстер не верил своим ушам. Неужели, в самом деле его любимый Гадес умер за него? Да этого просто быть не может! - Вы не могли судить его за мои грехи!
- Каждый бог обладает правом «замены», - холодно сказал Всеотец, стараясь не смотреть на изувеченный труп. - Бог мёртвых решил воспользоваться этим правом и предложил себя вместо тебя. Мы не имеем права тебя убить, Локи, но это не означает, что ты не понесёшь соответствующего наказания.
- Ненавижу, - бесцветным голосом прошептал бог огня. - Клянусь, что я устрою такой Рагнарок, который сотрёт все Миры и всё живое! Вы еще познаете мой гнев!
- Не нужно винить в произошедшем нас! - над головой Зевса вспыхнули молнии. - Если бы ты не явился в наши земли, то никто бы не умер из-за тебя!
- Заткнись! - трикстера затрясло от беззвучных рыданий и истерики. - Как вы вообще меня нашли? Никто же не знал...
- Скажем, что везде есть свои уши, - ухмыльнулся Один. Локи прожигал его ненавистным взглядом, прошелся взглядом по толпе асгардцев и олимпийцев, и заметил в стороне от всех ухмыляющегося Танатоса. Он дёрнулся, уже заранее зная, кого убьёт первым, но золотые цепи крепко держали его, не позволяя вскочить. Всеотец скандинавского пантеона нахмурился. - Хватит этих глупостей, Локи. Мы немедленно возвращаемся в Асгард, где тебя ждёт Суд!
Внезапно все асгардцы обернулись, расступаясь перед тёмной богиней в одеждах цвета ночи. Богиня перекрёстков, чудовищ и колдовства несла в руках маленький свёрток, который хныкал и мило сучил крошечными ручками.
- Это еще что? - Один нахмурился, глядя на богиню с младенцем.
- А, совсем забыл сказать, - тут же вспомнил Зевс, злорадно улыбаясь. - Так уж вышло, что ваш трикстер умудрился понести, так что вместо одного бога, вам достаются сразу два.
Геката окинула богов злобным взглядом. Над её головой кружили Керы и Эринии, громко рыдая и заливаясь кровавыми слезами. Она подошла к Локи, протянула ему ребёнка. Трикстер тут же прижал малыша к себе. Нет, сына он не отдаст никому. Это единственное, что осталось ему от Гадеса. Один подошел к закованному в золотые цепи богу, внимательно посмотрел на ребёнка. Альсиэль перестал возиться, посмотрел на Всеотца осмысленным взглядом изумрудных глаз
- Когда вернёмся в Асгард, передашь ребёнка своей жене Сигюн, - велел Один, отвернувшись. - Она позаботится о нём
Локи ничего не ответил, лишь крепче прижал сына к груди.
- Нам пора, - решил Всеотец. - Возвращаемся в Асгард!
Кто-то дёрнул за золотую цепь, заставляя трикстера подняться и послушно идти за своими конвоирами. Тут же над телом мёртвого бога склонились Керы, Эринии и Геката. Они горько оплакивали утрату своего Правителя. Локи старался делать вид, что не слышит их душераздирающих воплей и рыданий, но сам не мог сдержать слёз.

***


- За всё то Зло, что ты совершил, - Один не мог скрыть своей ненависти к обвиняемому, - ты поплатишься своей свободой, жизнью тех, кто тебе дорог! Ты, Локи, отныне больше никогда не будешь считаться богом!
Удар золотым копьём о каменный пол. Радостные возгласы асов, валькирий, богов и гостей из остальных миров. Все они ждали этого дня. Дня, когда бог лжи получит по заслугам. Но они не понимали, что те, кто ему дорог нисколько не виноваты в его грехах. Суд решили не откладывать, так что сразу по возвращению из Греции в Асгард его заставили предстать перед «справедливым» Судом Одина. Как и было решено, его сына отдали на воспитание Сигюн. Жена трикстера была не рада тому, что ей теперь придётся воспитывать чужого ребёнка, но её заставили.
- Отец ни в чем не виноват!
Крик, заставивший всех смолкнуть, и на некоторое время воцарилась тишина. Локи с ужасом переводит взгляд на сына:
- Замолчи, Нарви! Не вмешивайся!
- Но ведь это не справедливо! - он словно не обращает внимания на слова отца. Глупый и упрямый мальчишка, ведь не знает, куда лезет.
- Ты так стараешься выгородить этого предателя и лжеца, - нахмурился Один, сойдя с трона. Плохой знак, очень плохой. - Раз ты на его стороне, значит ты против нас, против Асгарда! Против Добра и Мира!
- Вы и есть то самое Зло, с которым пытаетесь бороться! - не желал затыкаться Нарви.
- Нарви... прошу тебя, - шепчет Локи, умоляюще глядя на него. - Замолчи.
- Как ты смеешь, наглый мальчишка?! - вскипел Тор, сжимая в руке Мьёлльнир. - Вслед за ним пойдёшь под Суд!
- У меня есть идея получше, - недобрый взгляд Одина. Взмах рукой и из толпы выпрыгивает огромный серый волк. Словно получив команду, он набрасывается на Нарви, вцепившись в его плечо пастью.
- Нарви! - дёргается бог лжи, пытаясь вмешаться, спасти сына, но асы крепко удерживают, не позволяют ему вмешаться. - Отпустите меня...
С ужасом он смотрит, как сын пытается отбиться от бестии, но в разные стороны летят брызги крови и куски мяса. Все спокойно наблюдают за происходящим, а рыжий трикстер не верит своим глазам.
- НАРВИ!!! - истошный крик наполняет дворец Асгарда, заставив даже стены содрогнуться. Нет сил смотреть на это. По щекам бегут слёзы, а тело содрагают беззвучные рыдания. Его сын... Нарви... Вот он, лежит в луже собственной крови посреди золотого зала, изуродованный, с выпотрошенными внутренностями. Серый волк с рыком поедает его руку, но тут же раздаётся удар копья, и волк меняется. Теперь это не волк, а сын обвиняемого, Вали, поедает конечность своего брата.
- За что? - непонимающе Локи смотрит на Одина. Дёрнулся. - За что, Один?!
- Поместите его в самую тёмную пещеру, откуда он никогда сам не выберется, - пропускает он его вопрос мимо ушей. - И привяжите к скале кишками Нарви.
- Может лучше цепи? - за переживал Тор. Боится, что предатель сбежит.
- Нет. Он не посмеет порвать их, ведь это внутренности его любимого сына. Ведь так, Локи?
"Будь ты проклят! Когда-нибудь, я найду способ освободиться из заточения. Когда-нибудь, я отомщу. Отомщу за те две смерти, которые мне пришлось пережить".


Горько усмехнувшись, он открывает глаза. Глаза уже давно успели привыкнуть к мраку пещеры. Еще бы не привыкнуть за пару сотен лет. Холодно... но он уже почти привык к этому холоду, к этой сырости и боли, которую ему причиняет яд, капающий с клыков змея, что сторожит его. Говорят, что время лечит. Ложь! Время не способно излечить его внутренние раны.
Змей шипит над ухом, скользит своим гладким телом по скале, задевая тело бога лжи и огня. Он слышит, как змей с шипением раскрывает свою пасть, испускает вздох, и новые капли яда капают богу на голову, сильно обжигая затылок.
- Шссс... - шипит Локи от боли. Да, она помогает ему отвлечься от своих страданий, помогает забыться. Хоть не надолго, но всё же забыться. Переключаясь с душевной боли на физическую, он всё больше начинает впадать в апатию. Скоро ему будет всё равно, что происходит там, в мире богов и смертных. Локи здесь так давно, что уже давно перестал мечтать о морозном воздухе, о небе, свободе и прохладном ветре.
Несколько капель яда упали на плечи, прожигая плоть практически до костей. Стиснув зубы, пленённый бог терпит. Змей зло шипит, обвивает его истощенное тело собой, теперь обвивает шею, заставляя поднять голову. Довольный оскал на лице змея, - или ему показалось? - он распахивает пасть, и капли яда капают трикстеру на лицо, чудом не попадая в глаза. Расширив глаза от боли, всё же он не выдерживает, и из его горла вырывается хриплый крик.


***


Ансгар резко просыпается, но не от будильника или звонка, как это обычно бывает, а от лёгкой встряски. Поднимает голову и сонными глазами смотрит на встревоженного рыжеволосого юношу, одетого в белоснежную тунику и с крылатыми сандалами на ногах.
- Гермес? - мужчина протирает глаза, зевает и с возмущением смотрит на посланника богов. - Чего тебе? Стряслось что-то важное или просто соскучился?
- У нас небольшие проблемы, Ансгар, - заговорил посланник богов.
- Это какие же? Зевс и Посейдон не могут всё еще решить, кому отдать Аид?
- Будь серьёзней, - нахмурился бог. - Мы недавно проверяли Тартар, и вдруг выяснилось, что...
- Тартар? - перебил генетик, закурив сигарету. - Что ж вас всех так тянет в эту проклятую Бездну?
- Ты можешь не перебивать меня?! - возмутился Гермес. - Дело важное, а ты всё паясничаешь. У нас большие проблемы.
- Ну и чего ты заладил «большие проблемы», «большие проблемы». Говори уже, в чем дело?
- В общем. Титаны на месте и души смертных тоже там. Но...
- Но?
- Похоже, что души тёмных богов выбрались на свободу.
- Что?! - Ансгар резко вскочил, схватил грека за грудки туники и гневно полыхнул глазами. - Как это вообще возможно? Никто не может покинуть Тартар! Никто!
- А они смогли, - спокойно ответил посланник богов. - Есть версия, что их души переродились в телах смертных. Зевс просил передать, что в твоих же интересах найти их до того, как боги внутри смертных пробудятся.
- Постараюсь сделать всё возможное, - пообещал генетик, затушив сигарету. - Но я бы хотел, чтобы боги тоже мне помогли. Я не могу всё делать сам. Кстати, а чьи души сбежали? Тёмных богов было много и...
- Думаю, ты не будешь рад Его увидеть вновь, - лукаво ухмыльнулся рыжий.
- Танатос?
- Нет. Он там никогда и не был. Хуже.
Кенинг сжал кулаки. Не нравилось ему это.

@темы: от Гадеса, Судьбы богов