20:51 

Судьбы богов. Глава 10

Гаделоки
Название: Судьбы богов
Автор: Рэн Дракула
Бета: **Локи**
Фэндом: Тор, Мифология, Старшая Эдда
Пэйринг: Тор/Локи, Локи/ОМП, Гадес/Лофт
Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Даркфик, AU, Мифические существа
Предупреждение: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, Инцест, Нецензурная лексика, Групповой секс, ОМП, Кинк, Мужская беременность, Секс с использованием посторонних предметов, Зоофилия
Размер: Макси
Статус: В процессе

Описание: - Есть Книга Судьбы. В ней записано всё, что было, есть и будет. Тот, кто владеет этой книгой, тот владеет Судьбами миров.
- И что мне с этой книги?
- С помощью Книги ты сможешь изменить всё! Достаточно лишь переписать Её и Судьбы многих смертных и богов будут изменены. Достаточно написать лишь одно предложение, чтобы избежать всего этого. Разве ты не хочешь изменить свою судьбу, Тор? Разве ты не хочешь жить новой жизнью? Разве ты не хочешь видеть подле себя Локи?

Книга 1. Часть 2. Шепот прошлого. Глава 10. Глоток гранатового вина

Твой взгляд замутнён и разум пленён,

Все смертные чувства пылают огнём!

Возьми же плод и вкуси наслаждение!

Здесь только желание имеет значение!

Sinful – Запретный плод




- Этому миру нужна хорошая встряска, - решительно сказал Фенрир, брезгливо слушая новости. По головизору вещали об очередном сожжении «неверных». - Наврали нам асы про то, что Рагнарок настанет, когда папа убьёт Бальдра.

- Ага, - кивнул Сиэль, потягиваясь. - Он уже наступил, а всё из-за тупоголовых смертных. Сами натворят бед, сами разрушат свой мир, а потом бегают и удивляются, почему же боги не спешат им помочь. И я отвечу почему богам лучше не вмешиваться в дела смертных. Потому что смертные сами виноваты во всех своих бедах.

- А разве не боги это допустили? - вмешался в разговор Стас, которому уже порядком надоело, что в этой божественной компании его ни во что не ставят. - Разве это не ваша обязанность следить, чтобы люди продолжали верить в вас?

- Наша, но мы не властны над Судьбой, которую нам уготовили великие норны и мойры, - зло сверкнул глазами Альсиэль. - Вы сами допустили всё это. Вы сами сдались под гнётом того, кого даже не существует. Вы сами добровольно согласились стать рабами какого-то говорящего горящего куста, который по вашим же легендам принёс в жертву своего сына. Истинный бог никогда не посмеет отдать Смерти своё дитя или своего любимого! Истинный бог предпочтёт скорее самому окунуться в объятия Смерти, чем потерять тех, кто ему дорог и кого он любит.

- Сиэль... - отрешенный голос Локи заставил бога тайных желаний замолчать.

Стас тревожно посмотрел на своего бога. Толи рану плохо обработали, и туда попала инфекция, толи дело в настроении, но трикстер выглядел просто ужасно. Он был бледнее, чем обычно, взгляд его не выражал ничего, кроме пустоты, тоски и боли. На какое-то время он о чем-то задумывался, тогда изумрудные глаза оживали, в них теплилась нежность, теплота и любовь, а губы расплывались в доброй улыбке, но сразу после этого на его лице отражалась ни с чем не сравнимая боль. Стас хотел знать, что происходит с богом лжи, хотел помочь, но не знал, как именно это сделать.

Обернувшийся волком, Фенрир подошел к богу лжи, сел рядом, потыкался мокрым носом в его плечо и положил огромную голову на хрупкие колени, поскуливая и глядя на отца преданными желто-зелёными глазами. Локи погладил сына по макушке, пропуская сквозь пальцы густую черную шелковистую шкуру.

- По нашей вине или нет, но Рагнарок в любом случае настанет, но не раньше, чем я исполню одно дело, - уверенно проговорил он, окинув Сиэля и Стаса взглядом. Жрец вздрогнул, ведь он раньше не замечал, насколько в изумрудных глазах много ненависти и змеиного яда. В руке трикстера появился хрустальный бокал с красным вином. Он сделал несколько глотков, посмотрел на вино и его глаза вновь потухли, наполнившись болью.

Не понимая, что здесь происходит, Стас уже собирался было спросить, но Альсиэль жестом велел ему заткнуться и уйти прочь. Пришлось подчиниться. Как-то не хотелось получать пиздячек от агрессивного бога тайных желаний.

Бог огня сделал еще глоток. По его желанию на столе перед ним появилась серебряная тарелка с разрезанным на несколько частей гранатом. Он протянул руку, взял одну дольку и принялся поглощать кисло-сладкий фрукт, наслаждаясь его вкусом и запахом. Этот запах, этот вкус. Он никогда не мог забыть их. Всегда помнил, даже когда оказался прикованным к скале, даже когда освободился в этом мире и нашел двух жрецов, он продолжал помнить этот манящий сладкий запах. Запах страсти, запах порока, запах любви...



***


Очередной план провалился, что привело бога огня и лжи в ярость. Как вообще может этот паскудный грек не замечать его знаков внимания или этому древнему извращенцу по вкусу только проститутки?! Локи негодовал. Даже с Тором, великим Громовержцем, сыном Одином у него не было таких проблем. Вполне было достаточно просто показаться на глаза принцу Асгарда, чтобы тот тут же набросился на трикстера, увлекая его в постель или в тёмный коридор замка, где бы их не обнаружили, а этот... Этот и вовсе слеп!

Вначале бог лжи пытался проявлять не значительные знаки внимания, вроде скромных букетиков, частых приглашений погулять в мире смертных под луной и звёздами. Но Гадес особо не обращал на это внимания, не замечал лихорадочного блеска в змеиных глазах, не слышал томного волнения в ехидном голосе, не замечал ненавязчивых интимных жестов, которые бы даже идиот понял. Но, видимо Гадес был как раз тем самым идиотом, который ни хера не понимал намёков. Хотя, после первого самого намёка, правитель царства мёртвых вроде как перестал шляться по ночам по своим борделям.

Сжав кулаки, он бродил по мраморному балкону взад-вперёд, с трудом контролируя свой гнев. Еще никто не смел ему отказывать! Никто не смел противиться его обольщению! Никто! Да, это задевало его самолюбие, понижало его самооценку. Сегодня он пытался напрямую сказать богу мёртвых, что желает его, но тот лишь усмехнулся, обозвал его змеёнышем, и ушел выслушивать просьбы душ. «Он уделяет этим душам больше внимания чем мне! Ненавижу. Как он вообще смеет, так поступать со мной?» Тут было не далеко до истерики, к тому же, у трикстера уже давно не было секса, а рука не всегда помогала достичь столь желанной разрядки.

Конечно, он мог прийти в покои тёмного бога, раздеться и дождаться его на кровати, но кто знает, когда Гадес решит посетить свою постель. Дело дрянь. Похоже, что без посторонней помощи ему не обойтись. Придётся просить помощи у местных богов, хотя Локи не привык просить помощи, но хотя бы узнать побольше о тёмном хозяине Аида.

Идя через цветущий сад, за которым усердно следила Геката, он замечает удивительные розы. Черные с красными рванными полосками, а рядом, на том же самом кусте росли огненно-рыжие бутоны. Красивые и гармоничные. Локи сорвал пару роз. Их аромат пьянил. Они были красивыми, но такими же холодными, как и сам правитель Аида. Миновав сад, он шел мимо тёмной пещеры, которая казалась таковой только изнутри.

- Хитроумный Локи... - прошелестел насмешливый голос.

Трикстер остановился, но не вздрогнул, как когда-то впервые. Обернулся. Позади него стоял черноволосый юноша, закутанный в черные одежды с факелом в руке. Серо-голубые глаза с тёмно-фиолетовым белком внимательно смотрели на северянина, а тонкие губы растянулись в дружелюбной улыбке.

- Вижу, что и в твоё сердце пришла весна, только с запозданием на несколько месяцев, - без издёвки сказал бог смерти Танатос. - Не знал, что ты романтик.

- Ошибаешься, бог смерти, - прыснул трикстер, отбросив в сторону розы. - Просто я таких никогда не видел.

- Геката мастерица выращивать не ведомую хре... то есть, редкие цветы, - поправился брюнет, кашлянув. - Розы - её страсть. А что есть твоя страсть, чужак?

- У тебя недотрах, что ты заговорил о страсти? - съязвил бог огня, прожигая тёмного бога ненавистным взглядом.

- Хвала мойрам, у меня с этим всё в порядке, - нисколько не обиделся бог смерти. - А вот насчет вас, мой северный друг, я не могу быть уверен. Уж очень рьяно ты пытаешься ухаживать за моим повелителем. Поверь, Гадес - мужчина, за которым не стоит так ухаживать, ибо он может это счесть оскорблением своей мужественности. Это он привык ухаживать за кем-либо, но не наоборот.

- Ты что, следишь за мной? - трикстер злился. Он терпеть не мог, когда кто-то совал свой нос в его дела, да еще таким гнусным способом, к которому он сам привык.

- Нет, - просто ответил бог смерти, откинув назад прямые черные волосы. - Я не виноват, что ты ухлёстываешь за моим повелителем на глазах у всего Аида. Нужно хотя бы немного соблюдать осторожность, мой северный друг. Хотя, признаюсь, я очень удивлён, что ты оказался таким романтично настроенным богом. У вас варваров обычно принято просто брать то, что им захочется, не церемониться.

Изумрудные глаза горели злобой и ненавистью. Как же ему хотелось придушить этого наглого бога.

- Не сверкай своими змеиными глазами, чужак, - внезапно голос Танатоса стал жестким и надменным. - Я лишь перефразировал слова своего повелителя. Если тебя это так сильно задело, то разбирайся сам с Гадесом. Но я хочу тебя предупредить, пока не поздно.

- О чем же? - с издёвкой в голосе вопросил бог огня и лжи.

- Сердце Гадеса холодно, как лёд. Если ты ищешь любви, то ты зря стараешься. Тот, в ком с самого рождения правит Тьма и холод, не способен на такие возвышенные чувства. В конце концов, чтобы быть справедливым правителем бог мёртвых должен быть равнодушным.

- Спасибо за совет, - Локи отвесил насмешливый поклон и поспешил удалиться с глаз бога смерти. «Неужели в этом месте все такие же хладнокровные скотины, как и их правитель?» - прыснул про себя он. Он уже решил, что даже если Танатос оказался прав, то он всё равно не отступит от своего. Локи не нужно сердце этого мрачного красноглазого бога. Ему просто нужен кто-то, кого можно трахнуть.

До конца рабочего дня трикстер провёл в раздумьях, придумывая новый план по затощению Гадеса в постель. И он не придумал пока ничего лучше, чем просто пойти и поговорить с правителем мёртвых напрямую.

Гадес оказался на мраморном балконе. На нём была обтягивающая туника цвета маренго, доходившая всего до середины бёдер, расшитая серебряными нитями. Голову украшал терновый венок. Взгляд красных глаз был сосредоточен на Элизиуме, что был хорошо виден с балкона. Локи подошел бесшумно. Молча встал рядом с тёмным богом, проследил его взгляд.

- Снова пригласишь меня гулять под луной? - с насмешкой в голосе вопросил Гадес.

- Нет, этого уже не будет, - честно ответил рыжеволосый бог, переведя взгляд на собеседника.

- Что, уже сдался, змеёныш? - пухлые губы расплылись в паскудной ухмылке. - Оставь свои попытки, мальчишка. Ты тратишь своё драгоценное время напрасно.

- Романтики больше не будет, - зелёные глаза внезапно загорелись вожделением. «Как же я хочу... Я так давно этого хочу...» - Но я от тебя не отстану, так и знай. Мы можем стать просто любовниками. Секс без обязательств.

- Оу, как ты заговорил. Я удивлён твоим сдерживанием, ведь обычно варвары не контролируют себя, кидаются и грубо берут то, что им нужно.

- Считай, что тебе просто повезло, бог мёртвых, - Локи сверлил его похотливым взглядом. Он непроизвольно прошелся по статной фигуре древнего бога, который несомненно был старше него на двадцать тысяч лет. - Обычно я всегда беру то, что хочу.

- И с чего ты взял, что я соглашусь стать твоим любовником, змеёныш? - наконец красные глаза обратились к трикстеру. В них была насмешка, презрение и веселье. - С чего ты взял, что я захочу сделать тебя своей подстилкой, змееглазый варвар?

Трикстер сжал кулаки. Как же ему хотелось стереть эту паскудную ухмылку с манящих губ, убрать эту насмешку из дивных красных глаз.

- Я знаю про твои ночные похождения, Гадес, - прошипел он, словно самая настоящая змея. Теперь настала его очередь улыбаться. - Я знаю, куда ты ходил все эти ночи, и как ты справляешь желания своей плоти. Я даже знаю, что ты платишь большие деньги хозяину борделя, чтобы тебе привозили с моих родных земель рыжеволосых юношей, а после месяца постельных утех с ними, отправляешь их домой в золоте и шелках, как самых знатных конунгов. Я несколько раз проследил за тобой. И знаешь, должен сказать, что у тебя не плохой вкус в выборе сексуальных партнёров...

Трикстер осёкся. Внезапно ему стало страшное. Красивое лицо правителя Аида исказилось в злобной гримасе, губы плотно сжались, волосы горели ярким, бешеным синим пламенем, а красные глаза потемнели от ярости и теперь взирали на бога лжи и огня с такой ненавистью, что Локи внезапно захотелось провалиться сквозь землю.

- Убирайся! - зло прошипел Гадес, скаля клыки. - Возвращайся в свой мир, варвар и больше не смей попадаться мне на глаза.

- Оу, значит тебя задели мои слова, - Локи решил не отступать. Если он отступит сейчас, то потом будет сложно завоевать внимание этого равнодушного к нему ублюдка. - И чем же я хуже твоих смертных любовников? Я тоже рыжий, худощав и глаза у меня зелёные. Или ты хочешь, чтобы я принял облик одного из твоих любовников? Так запросто!

- Замолчи, змеёныш. Не накликай на себя беду.

- А что я говорю не так? Я всё правильно сказал. Только знаешь, шлюхи не те несчастные, которых привозят для тебя, а ты. Ты и есть шлюха, которая покупает любовь на одну ночь за деньги.

Локи с трудом успел создать с помощью заклинания защитный барьер, когда в него ударила волна синего пламени. Видимо, его слова окончательно взбесили бога мёртвых. От огненной волны покрылся трещинами черный мрамор балкона и стены замка. Локи еще никогда не видел Гадеса таким злым, таким взбешенным. Черные волосы превратились в одно сплошное пламя, вздымаясь вверх. Руки сжимались в кулаки, царапая ладони до крови. Красные глаза внимательно смотрят на чужака. В них затаилась лютая ненависть. Трикстер не собирался убирать защиту, пока тот не успокоится.

Сделав глубокий вздох, грек постепенно успокоился. Пламя стихло, но в глазах остался тот блеск.

- Готовься покинуть моё Царство, бог лжи и огня, - голос Гадеса звучал холодно, словно лёд, но одновременно с этим спокойно. - Ты слишком задержался здесь. Возвращайся в свои земли, но забудь дорогу в этот мир. Надеюсь, что завтра утром тебя здесь не будет. В качестве последнего моего дара гостеприимства, разрешаю тебе отужинать со мной в последний раз. Надеюсь, что ты понял меня.

Трикстер промолчал. Он не хотел покидать этот мир. Не мог вернуться на свои земли, ведь там его ждала верная погибель. Аид - его единственное пристанище, но теперь и его он может лишиться, а всё из-за чертовой гордости холодного тёмного бога.

Не дожидаясь ответа, Гадес развернулся и уверенным шагом ушел прочь. До ужина оставалось всего четыре часа. Этого времени хватит, чтобы Локи смог обдумать, как же ему быть дальше.

Злой на Гадеса, он шел в самые отдалённые уголки Царства мёртвых. Он шел туда, где сгущалась тьма и что-то страшное тянуло щупальца к душам, словно желая их сожрать, но не могло дотянуться по каким-то причинам. Локи был отвержен, унижен, оскорблён и практически выставлен прочь. Такого он никак не ожидал. Да, бывали случаи, когда смертные или же боги отвергали его, но в итоге они всё равно сдавались, отдавались или брали бога лжи, в зависимости от ситуации. Он никогда не отступал от своего, и вот сейчас, отказ бога мёртвых только еще больше подзадорил его, толкая принимать самые серьёзные меры. «Он еще ответит мне за то, что посмел так жестоко меня отвергнуть, - зло думал трикстер, сжимая кулаки от злости. Деревья рядом с ним вспыхнули диким пламенем. - Моя месть будет жестока!» В голове возникали различные варианты мести: начиная самыми безобидными проказами, заканчивая чуть ли не смертной казнью.

Но все его мысли прерывает оклик. Он останавливается. К нему подбегает хрупкий юноша.

- Господин Локи! - паренёк лет четырнадцати с прямыми серебристыми волосами до плеч и выразительными голубыми глазами запыхался. Он остановился рядом с чужеземным богом, сделал вдох, переведя дух, поднял взгляд на рыжеволосого. - Повелитель велел помочь вам собраться в путь. Вы уже покидаете нас?

- Меня уже выкидывают отсюда? - зловеще рассмеялся трикстер, скрестив руки на груди. - Какое же приятное гостеприимство. Превосходно!

Ансгар, ученик Танатоса, который был когда-то по ошибке принесён в жертву не Гипсону, богу вечного сна, а его тёмному брату - богу смерти, вжал голову в плечи, испуганно глядя на трикстера.

- Господин... - робко начал он. - Я пришел не только за этим. Я хотел бы... Я хочу служить вам. Я хочу стать вашим жрецом!

Неожиданное заявление со стороны паренька, заставило трикстера замолчать и пристально уставиться на ученика Танатоса.

- Ты хочешь служить мне? - изумрудные глаза горят не приязнью, но взгляд внезапно становится обманчиво-добрым. В голове созрел очередной коварный план. - А что же Танатос? Уверен, что он будет не рад, если я отниму у него его ученика.

- Учитель разрешил мне стать вашим жрецом, так что с этим всё будет в порядке. Просто... я тут подумал, что раз уж Повелитель отсылает вас домой, то я бы был не против посмотреть мир. Вы очень интересный бог, господин Локи.

- Хм, раз такое дело, то почему бы и нет, - расплылся в лукавой улыбке бог огня и лжи. Он поднял руку, пошевелил пальцами и в ту же секунду Ансгар ощутил сильную боль, пронзившую его грудь.

Вскрикнув от боли, он непонимающе посмотрел на рыжеволосого бога. Но боль прошла так же внезапно, как и появилась. Он провёл рукой по груди и ощутил странный шрам, который теперь красовался на груди слева.

- Теперь ты мой жрец, - сообщил трикстер с гордостью рассматривая шрам в виде языков пламени. - Это моя метка. Теперь ты мой жрец и обязан мне служить до тех пор, пока я сам тебя отпущу. А теперь, мой жрец, у меня к тебе будет первое задание. Посмотрим, готов ли ты служить своему богу.



Победно ухмыляясь, бог лжи и огня смотрел на хрустальный сосуд, в котором плескалось рубиновое вино, источающее сладкий пьянящий аромат граната. Он всего лишь спросил Ансгара есть ли способ хоть немного привлечь внимание бога мёртвых и новоиспеченный жрец рассказал о дивном фрукте, которого трикстеру никогда не доводилось видеть. Есть в Подземном царстве дерево, на котором растёт гранат. Считается, что тот, кто съест зерно граната, навсегда будет влюблён в того, кого увидит первым. Но Локи не нужна была любовь мрачного бога. Ему нужна была его страсть! А для этого вполне годится гранатовое вино. Главное самому не испить этого колдовского зелья. Ансгар оказался очень полезным в этом плане и трикстер был ему очень благодарен за помощь. Теперь оставалось только опоить Гадеса гранатовым вином и проследить за тем, что будет происходить потом.

Стол уже был накрыт. Гадес сидел у изголовья. Теперь на нём был просторный черный хитон в пол, который хорошо скрывал столь желанное тело. Бог мёртвых сделал жест. В его руке из ниоткуда появился хрустальный бокал красного вина. Локи поставил кувшин с вином на стол. Теперь нужно заменить вино. Он налил гранатового вина в свой бокал, встал из-за стола, обошел вокруг стола, остановился рядом с брюнетом.

- Я тебе так противен, что уже весь Аид знает, что ты меня прогоняешь? - вопрос прямо в лоб. Гадес отстаивает свой бокал на стол, поднимает на него свои рубиновые глаза. Странно, но в них не было ни гнева, ни ненависти, ни даже насмешки. Лишь пустота.

- Тебя это так волнует, Лофт? - впервые он назвал Локи не «змеёнышем», и голос его звучал каким-то севшим. - Ты в самом деле задержался здесь.

- Хех, вижу, что ты давно хотел от меня избавиться, - усмехнулся бог огня, незаметно поменяв бокалы местами. Он взял бокал Гадеса, сел на своё место, натянул примирительную улыбку. - Я так понимаю, что ты меня провожать не станешь?

- Нет, - сухой ответ, ранящий самолюбие северянина.

- В таком случае, предлагаю выпить за здравие друг друга и нашу последнюю встречу, правитель Аида, - Локи поднимает свой бокал.

- В добрый путь, Лофт, - почти шепотом произносит отчего-то унылый бог мёртвых и делает большой глоток, залпом выпивая всё содержимое своего бокала. Он не замечает победной улыбки трикстера, который последовал примеру тёмного бога и тоже испил своего вина.

Он удивлённо посмотрел на свой бокал, смакуя странный и незнакомый ему вкус. Вино было явно не из винограда и пахло оно... Гранатом! Локи побледнел, ошарашено посмотрел на Гадеса. Тот поймал его взгляд.

- Что не так, варвар? - грек отставил свой бокал, поймал его тревожный взгляд.

- Ты... - голос Локи дрожал. - Ты... пьёшь вино... из граната?

- Что? - не сразу понял к чему этот вопрос Гадес.

Бокал выпал из рук трикстера. Он встал из-за стола, пошатываясь и не понимая, что же с ним станет теперь. Он пошатнулся. Его тело охватил жар. Глаза стали маслянистыми, выдавая его похоть, губы приоткрылись. Брюнет тут же сорвался со своего места, схватил графин из которого трикстер налил себе вина, принюхался и со злобой швырнул графин на пол. Он схватил рыжеволосого за грудки туники, заорал:

- Откуда ты взял его?! Какого Тартара ты пил гранатовое вино, глупец!?

- Гадес, - Локи так и не понял, что с ним происходит, но его сердце внезапно наполнилось любовью к тёмному богу. Он обнял его за шею, не обращая внимания на крик и тряску. - Ты так прекрасен. Я давно хочу сказать, что я...

- Глупец! - взревел бог мёртвых, отвесив ему сильную пощечину. - Ты не понимаешь, что несёшь. Это всё действие граната! Не поддавайся ему! Слышишь меня, Локи!?

Но Локи не слышит. Внезапный порыв любви заставляет его податься вперёд, впиться в столь желанные пухлые губы бога мёртвых, перекрывая поток слов и проклятий. Бледные руки смыкаются на смуглой шее, язык хозяйничает во рту грека, дразня его язык. Красные глаза расширились от наглости и неожиданности.

Гадес отталкивает трикстера от себя. Звонкая пощечина заставляет последнего пошатнуться, нахмуриться. Изумрудные глаза вспыхивают внезапной яростью. Он резко подаётся вперёд, успевает схватить грека за запястья, опрокидывает его на стол и сам наваливается на него. Их лица разделяют всего пара сантиметров. Глаза в глаза, тонкие губы расплываются в лукавой ухмылке.

- Не думай, что я отступлю от своего, тёмный, - в словах северянина звучит яд. - Я всегда добиваюсь своего. И я добьюсь... тебя...

- Гранат всё еще действует? - Гадес не мог понять, прошло ли действие вина или нет. По идеи, Локи выпил лишь вино, а не съел гранат в чистом виде, так что пощечина должна была привести его в чувство.

- Я хочу тебя, - жаркий шепот прямо в губы. Локи не сдерживается, наваливается сильнее на тёмного бога, впивается в его губы нетерпеливым поцелуем. Грек под ним противится, но почему-то не сопротивляется в полную силу. Расценивая это как приглашение, трикстер отпускает одну руку бога, задирает подол черного хитона, оглаживает сильные гладкие ноги. «Хм, прям как у женщины, - с насмешкой подумал он. - Такие же гладкие и нежные».

Неохотно разрывая поцелуй, бог огня утыкается в смуглую шею и едва не сходит с ума. Кожа тёмного бога приятно пахнет гранатом и розами, а волосы - корицей. Он помнил этот сладкий запах, но тогда еще не знал, что это запах дивного фрукта, который так любит правитель Царства мёртвых. Дыхание Гадеса сбилось от жадного поцелуя, он теперь и вовсе перестал сопротивляться, внимательно наблюдая за действиями северянина.

- Я буду намного лучше всех твоих предыдущих любовников, - жарко пообещал Локи, убрав руки. Он разорвал на брюнете хитон, провёл рукой по манящему рельефному телу, взглядом блуждая по нему. Ему показалось странным, что даже в паху и под мышками у грека не оказалось волос. Руки быстро расправились со шнуровкой на поясе, стянули штаны. – Наверное, тебе сейчас неловко, ведь я собираюсь взять тебя, Гадес.

- Глупый мальчишка, - от души рассмеялся бог мёртвых. Он резко схватил рыжего за шею, и в одно мгновение ока Локи оказался прижат к столу лицом вниз. Сильная рука с черными ногтями сомкнулась на его шее, не позволяя пошевелиться, вторая рука огладила его округлые бледные ягодицы. Пятерня обожгла правую ягодицу трикстера, заставляя его дёрнуться.

- Что ты творишь?! - завозмущался бог лжи и огня, силясь вырваться, но ему всё же было интересно, что будет дальше.

- Не ты ли сейчас говорил, что ты лучше всех моих любовников? - прошипел над самым ухом ледяной голос грека. - Ну так я хочу это проверить. Мне интересно, чем твоя задняя дырка отличается от остальных дырок, что мне приходилось трахать.

- Подожди, я не... - он заткнулся, так и не договорив фразу, взвыв от резкой боли, пронзившей зад. Еще один резкий рывок вперёд и Локи понимает, что грек вошел в него полностью. Стиснув зубы, он тихо шипит от боли, ведь этот мрачный ублюдок даже не соизволил его подготовить как следует, а вставил с размаху.

Сам же Гадес сейчас не о чем не заморачивался. Он не пытался быть нежным с северянином. Он просто брал его грубо и жадно, словно после месяца воздержания. Одной рукой он сжимал шею рыжеволосого, а другой усердно надрачивал его стоящий колом член. Не обращая внимания на стоны, обещания кастрировать его и проклятия, брюнет продолжал своё занятие, хрипло постанывая от наслаждения. Локи сжимался от боли, тем самым доставляя наслаждение своему мучителю.

Стиснув зубы, Локи старался противиться настойчивым ласкам грека, но не мог. Умелая рука так настойчиво и мастерски ласкала его член, что он вскоре позабыл о боли и позволил себе расслабиться, получая удовольствие. Возможно, что именно этого и ждал бог мёртвых, потому что только трикстер расслабился, как губы тёмного бога стали обжигать его шею, плечи и спину горячими поцелуями, покусывать и посасывать кожу, оставляя на белоснежном теле характерные следы страсти - засосы. Однако движения продолжали быть сильными и настойчивыми. Бог огня и сам не заметил, как стал постанывать. Тело охватил невыносимый жар, а от выступившего пота волосы прилипали ко лбу и плечам.

Несколько умелых движений рукой и Локи кончил первым, закричав от наслаждения и сильно сжимаясь. От сладкой тесноты, Гадес кончил следом, залив зад неожиданного любовника своим семенем. Не тратя время на возможность перевести дух, он отпускает трикстера, отстраняется, поднимает с пола порванный хитон, накидывает его на себя и садится обратно за стол. Локи тяжело дышит, с трудом поднимается со стола и смотрит на брюнета туманным взглядом.

- Оставайся, змеёныш, - губы грека растянулись в доброй улыбке. - Раз уж ты сам вызвался согревать мою постель ночами, то изволь сдержать своё слово.


запись создана: 17.04.2015 в 15:40

@темы: от Гадеса, Судьбы богов

URL
   

Темная тетрадь Гаделоки

главная